15.03.2019 17:07
DEeMON
 
15 марта 1917 года (по новому стилю) Николай II отрекся от престола

В Петрограде начались волнения. Узнав о них, Николай, находившийся в ставке, 25 февраля отдал приказ генералу Хабалову пресечь беспорядки, причем «завтра же». Естественно, что мер, предпринятых Хабаловым, было недостаточно. Сам же Николай ничего делать не желал, прятал голову в песок, несмотря на многочисленные телеграммы с просьбой предпринять хоть что-то для подавления беспорядков.

Например, 26 февраля в 17:00 пришла телеграмма председателя Государственной думы Родзянко:
Цитата:
«Положение серьёзное. В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт продовольствия и топливо пришли в полное расстройство. Растёт общее недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всякое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы этот час ответственности не пал на Венценосца»
Николай на нее не ответил, лишь заявил министру императорского двора, что «опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать».

В столице старались решить проблему оружием, расстреливая демонстрантов, а Госдума, возмущенная подобным царским приказом, призывала Николая создать ответственное министерство. Но никто на эти просьбы не реагировал.
27 февраля ситуация усугубилась. Восставшие захватили Арсенал, тюрьмы, восстали многие военные. Император знал о происходящем, но игнорировал ситуацию. В конце концов, император решился направить генерала Алексеева во главе Георгиевского батальона (охранявшего Ставку) в Царское Село для обеспечения безопасности императорской фамилии, а затем, в качестве нового командующего Петроградским военным округом, взять на себя командование войсками, которые предполагалось перебросить для него с фронта.

Сам же Николай наконец решился двинуться в Петроград лично – в пять утра 28 февраля царские поезда покинули Могилев. Князь Михаил предлагал Николаю отложить возвращение в Царское село, а также сформировать новое правительство, но обе просьбы император проигнорировал. К тому времени, как Николай направился в Петроград, победа была уже в руках восставших. Все время продвижения до столицы Николай получал крайне тревожные телеграммы и весьма неприятные известия о положении дел.

Утром 1 марта царский поезд прибыл в Псков. Там его встретили очередные плохие новости о восстании в Кронштадте, в Москве, о том, что правительственные войска переходят на сторону восставших. Генерал Алексеев направил императору телеграмму, в которой просил принять меры, просил решать вопрос не силой, сформировать новое правительство. Генерал Рузский, встретивший Николая в Пскове, убеждал его принять это предложение. Николай отнекивался, потому как он не понимает положения конституционного монарха, поскольку такой монарх царствует, но не управляет. Принимая на себя высшую власть в качестве самодержца, он принял одновременно, как долг перед Богом, ответственность за управление государственными делами. Тем не менее, генерал Рузский добился того, что Родзянко решили назначить премьер-министром и предоставить ему выбор некоторых членов кабинета. На большее император не решился. Ночью состоялся разговор между Родзянко и Рузским, в ходе которого они выяснили, что назначение нового правительства уже вопрос устаревший и «династический вопрос поставлен ребром».

Родзянко заявлял:
Цитата:
«Ненависть к династии дошла до крайних пределов, но весь народ, с кем бы я ни говорил, выходя к толпам, войскам, решил твёрдо войну довести до победного конца и в руки немцам не даваться. К Государственной думе примкнул весь петроградский и царскосельский гарнизон, то же самое повторяется во всех городах, нигде нет разногласия, везде войска становятся на сторону Думы и народа, и грозное требование отречения в пользу сына, при регентстве Михаила Александровича, становится определённым требованием»
Таким образом, вопрос об отречении уже был практически решен. Пока Николай спал в своем вагоне, разговор Рузского и Родзянко разошелся. В том числе, генерал Алексеев, о собственной инициативе составил и отправил краткое изложение разговора между Рузским и Родзянко всем главнокомандующим фронтами, где настаивал на отречении императора. Главнокомандующие, за исключением одного, высказались «за». Николаю, узнавшему о произошедшем, ничего не оставалось, кроме как в три часа дня принять решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича.

Непосредственный участник событий, генерал Саввич , так описывал принятие царём этого решения:
Цитата:
«Рузский сначала предложил для прочтения Государю телеграммы, а затем обрисовал обстановку, сказав, что для спасения России, династии сейчас выход один — отречение его от престола в пользу наследника. Государь ответил: «Но я не знаю, хочет ли этого вся Россия».
Рузский почтительно доложил: «Ваше Величество, заниматься сейчас анкетой обстановка не представляет возможности, но события несутся с такой быстротой и так ежеминутно ухудшают положение, что всякое промедление грозит неисчислимыми бедствиями… Я прошу Ваше Величество выслушать мнение моих помощников, оба они в высшей степени самостоятельные и притом прямые люди».
Государь повернулся к нам и, смотря на нас, сказал: — Хорошо, но только прошу откровенного мнения. …Данилов не видел другого выхода из создавшегося тяжёлого положения, кроме принятия предложения председателя Государственной думы. Государь, обратясь ко мне, спросил:
— А вы такого же мнения?
Наступило общее молчание, длившееся, как мне показалось, около двух минут. Государь сидел в раздумье, опустил голову. Затем он встал и сказал:
— Я решился. Я отказываюсь от престола».
Текст отречения звучал так:
«Начальнику штаба
В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три
года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо
народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной думою признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех
началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вывести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.

Подписал: Николай
г.Псков. 2 марта, 15 час. 1917 г.
Министр императорского двора генерал-адъютант граф Фредерикс»

В одиннадцать часов вечера акт об отречении был передан Гучкову и Шульгину. Николай II по этому случаю записал в дневнике: «Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман!»

Правление Николая II закончилось. Как покажут и события следующих дней, закончилось и 300-летнее правление династии Романовых.


Последний раз редактировалось DEeMON; 15.03.2019 в 17:09.
10.04.2019 17:25
DEeMON
 
Восстание чомпи: пролетарии всей Флоренции – объединяйтесь!

В XIV веке Флоренция переживала период экономического кризиса: в упадке находилась суконная промышленность, которое было ведущим в это время, разорительная война итальянских городов против Папского государства, и общая нестабильность, привели к выступлению городских слоев против существующего порядка.

К семидесятым годам XIV века во Флоренции сложился такой: республикой управляли выборные власти из представителей крупнейших цехов, а состав правительства формировался из так называемых «жирных» пополанов – богатых купеческих семейств. Они эксплуатировали бедное население города, то есть наемных рабочих. У них не было никаких политических прав, не было никакой возможности повлиять на жизнь республики. Но «жирные» зато с легкостью контролировало «тощих», обкладывала их налогами. Как пишет хронист, городская власть «все делала для себя и подносила ко рту (бедного народа) пустую ложку». Были разделены цехи на «старших» и «младших». Семь старших цехов сосредоточили власть в своих руках и никого больше к власти не допускали.

Кто такие чомпи? Чомпи – наемные рабочие сукнодельческих мануфактур, чесальщики шерсти. Они не были членами цехов, не могли создавать объединения, не имели никаких политических прав. Никколо Макиавелли писал о них: «они были недовольны своим непосильным трудом или считали себя обиженными хозяевами».

Первое выступление произошло во Флоренции в 1345 году под руководством чесальщика шерсти Чуто Брандини. Но эта первая в истории забастовка наёмных рабочих была подавлена, ни к каким успехами достижениям оно не привело.

Но, в конце концов, устав от общей нестабильной ситуации в стране и от собственной бесправности, в июне 1378 года они подняли восстание. Оно подогревалось слухами о том, что в Синьории не прошел закон, смягчающий положение представителей младших цехов. 22 июня они с оружием в руках собрались на городской площади. Вскоре к восстанию присоединились мелкие ремесленники, рабочие, торговцы, которые не принадлежали также ни к каким гильдиям, а потому не имели никакого представительства в правительстве. Начались поджоги домов влиятельных пополанов, открывались тюрьмы, начался грабеж богатых церквей и монастырей. Правительство пообещало реформы, понадеявшись, что беспорядки утихнут, но восставшие и не думали останавливаться. Бастующие решили, что эти обещания – лишь пустые слова и уловка для того, чтобы их схватить и казнить. Они решили продолжать борьбу и попробовать захватить власть в городе.

Беспорядки не утихли и через месяц. 20 июля чомпи сожгли дом гонфалоньера справедливости, уничтожены все документы цеха шерстяников, а позднее взяли штурмом и разграбили Дворец подеста (главы администрации). Здание было превращено в резиденцию вожаков восставших. Синьория была на грани падения. Представителям власти пришлось согласиться на переговоры с восставшими. Чомпи потребовали расширить представительство младших цехов в структуре власти Флорентийской республики: создать три новых цеха, снизить налоги. Правительству пришлось согласиться на все предъявляемые требования. Впервые в истории Флоренции мелкие ремесленники и наемные рабочие вошли в состав правительства. Таким образом, в городе утвердилось самое демократическое правление в истории средневековой Флоренции. Вдобавок, новым гонфалоньером справедливости ( то есть глава ополчения пополанов) стал Микеле Ландо — лидер чомпи.

Несмотря на свою первоначальную стихийности, чомпи отличались высокой организованностью. У них были весьма четкие и определенные требования – допущение их к участию в управлении Флоренции. Целей они достигли – правда, ненадолго. В августе 1378 года ситуация обострилась. В правительство попали люди, которые были запятнанных в коррупции, чомпи же требовали, чтобы в правительство вошли люди, разделявшие положение и взгляды чомпи. Микеле Ландо встал на сторону правительства: он отверг все требования новых мятежников, и жестко подавил восстание. Несмотря на это, до 1382 года младшим цехам удавалось удерживать свое представительство в правительство, но, в конце концов, флорентийцы оттеснили «тощих», лишив его всех завоеванных прав. Цеха были распущены, а представителей младших гильдий лишили права занимать посты в структуре управления республикой. В конце концов, флорентийская республика приобрела еще более олигархический характер. Власть вновь сосредоточилась в руках богатых семейств.


Форум на базе vBulletin®
Copyright © Jelsoft Enterprises Ltd.
В случае заимствования информации гипертекстовая индексируемая ссылка на Форум обязательна.